Война в Чугуеве

Война… Всего пять букв. А сколько в этом слове человеческого горя и муки? В нем миллионы человеческих жизней, слезы матерей, вдов, детей. Разорена земля, миллиарды, потраченные на оружие, которое призвано убивать, а не возрождать жизнь…

Война… Пусть проклята она будет навеки! Пусть никогда на нашей земле не ступит сапог врага, который несет с собой смерть…

РОДИЛАСЬ я 14 июля 1940 года. Отец работал инженером, мать лаборантом-технологом на химическом заводе в поселке Ромодан.

Молодая семья мечтала о счастливом будущем, и мечтам не суждено было сбыться. Началась война. Отец ушел на фронт. Он погиб в боях под Смоленском.

Станция Ромодан — узловая, есть промышленные объекты — все это, по замыслом врага, подлежало уничтожению. В черном ночном небе гудели вражеские самолеты. Разрывы бомб, зажигательные фугаски на кришах домов, вой сирены… и перепуганные женщины с детьми прятались в погреба, бомбоубежища…

А потом эвакуация в глубь страны в товарных вагонах. Разбит эшелон, изуродованные вагоны, стон и крик людей, которые вырывались из пламя, охватившее поезд, а сверху — свинцовый дождь, которым поливали перепуганных людей «птицы смерти» с черными крестами на крыльях… О эти ужасы мне рассказывала мама, когда я подросла.

А разве сытым было наше детство после войны? Мы жили в городе Глобыка. Мама работала лаборантом на сахарном заводе. Я пошла в первый класс. За длинными деревянными столами мы сидели по пять-шесть человек.

Дети были разного возраста. На большой перемене нам давали кружку чая и кусочек черного хлеба. А на паек мама тоже получала 200 г такого же хлеба. Мне всегда хотелось есть. С того страшного времени я хорошо осознала цену хлеба…

Шел 1947 послевоенный год. В стране царил голод. Мы жили возле центральной больницы, куда привозили опухших от голода людей из окружных сел, и каждый день машины увозили умерших… Это все видели мы, дети-полусироты, судьба которых была истерзана войной.

Жили мы в интерновской общаге в маленькой комнате. В ней — две кровати, стол и один стул. С нами жила женщина с мальчиком, отец которого погиб на войне. Было тесно, холодно и голодно.

Я помню, как на Новый год меня пригласили к подружке в гости. Отец поцеловал, поздравляя с праздником, а меня погладил по головке. И, наверное, тогда я впервые почувствовала нестерпимое желание, чтобы рядом со мной был мой папа…

Воспоминания, воспоминания, воспоминания… А все же, несмотря на пережитые ужасы, скитания, люди радовались каждому мирному дню. Поднимали с пожарищ разрушенное. В дружном порыве строили новое. И мы, дети войны, живые свидетели героического трудового подвига наших отцов.

Share this Post :

No comments yet.

Leave a Reply

Яндекс.Метрика